Вернуться
2 из 60
Просмотрено 2 из 60
Первоцвет. Ранний цвет в российской дореволюционной фотографии
Первоцвет. Ранний цвет в российской дореволюционной фотографии
Аннотация
Новый выставочный сезон в канун своего 25-летия МАММ открывает выставкой «Первоцвет. Ранний цвет в российской фотографии. 1860—1970-е годы». Более двадцати лет музей приобретает в специальную коллекцию нашего собрания фотографии, которые можно отнести к раннему цвету. Этого материала вообще сохранилось немного. Технологии постоянно совершенствовались, позволяли сделать производство менее дорогостоящим и менее трудоемким, тем не менее, ранний цвет часто хрупок и недолговечен. Выставка «Первоцвет» показывает, как появляются и эволюционируют технологии, позволяющие наполнить снимки цветом. Выставка также является кратким конспектом истории русской фотографии на протяжении столетия (от Сергея Левицкого, Алексея Мазурина, Елены Мрозовской, Карла Бергамаско, Петра Веденисова до Василия Улитина, Петра Клепикова, Александра Гринберга, Александра Родченко, Якова Халипа, Георгия Петрусова, Всеволода Тарасевича, Дмитрия Бальтерманца, Бориса Михайлова, Александра Слюсарева и др.). В то же время экспозиция позволяет проследить, как менялась жизнь в стране, переживавшей исторические и социально-политические катастрофы, и то, какую разную роль в течение этого периода играла фотография. Эксперименты по созданию цветной фотографии проводились практически с момента появления самой фотографии. Однако широкое применение цвета в фотографии начинается с 1860-х годов. В XIX веке доминирует раскрашивание черно-белых фотографий акварелью, гуашью и другими красками. В 1903 году изобретатели кинематографа братья Люмьер запатентовали новый процесс создания цветной фотографии — автохром. На стеклянную пластину наносились гранулы картофельного крахмала, окрашенные в красный, желтый и синий цвета. Гранулы работали как цветофильтры. Наложение второго слоя гранул давало оранжевый, фиолетовый и зеленый цвета. Затем наносилась светочувствительная эмульсия. Автохромы позволяли достичь достаточно богатой цветопередачи, но не предполагали создания отпечатка. Их можно было просматривать на просвет либо проецировать с помощью специальных аппаратов, которые также изготавливались компанией братьев Люмьер. С 1907 года Люмьеры начали производить автохромы промышленным способом (до 6 000 в день). Они расходились по миру, в том числе, была налажена их регулярная поставка в Россию. Так, замечательный фотограф Петр Веденисов с 1910 по 1914 год еженедельно выписывал к себе в Ялту автохромы из Франции. Его очень частная и личная съемка членов семьи и близких друзей оказалась одним из лучших выражений типологического уклада жизни российских просвещенных дворян начала ХХ века. В России пионером цветной фотографии стал Сергей Михайлович Прокудин-Горский. В 1905 году он разработал и запатентовал собственный сенсибилизатор (вещество, повышающее чувствительность фотопленок, фотографических пластинок к цветным лучам). Среди многочисленных достижений Прокудина-Горского в области цветной фотографии — уменьшение выдержки, а также разработка технологии тиражирования снимка. Наиболее известный проект Прокудина-Горского — «Коллекция достопримечательностей Российской империи». Фотограф начал работать над ним еще в 1904 году, однако наибольший размах проект приобрел после того, как в 1909 году Прокудин-Горский продемонстрировал свои работы императору Николаю II, большому любителю фотографии. Фотограф получил в распоряжение от императора специально оборудованный вагон с темной комнатой для проявки и печати снимков, а также разрешение, помогавшее фотографу добраться до самых дальних и труднодоступных окраин Российской империи. Так Николай II поддержал первую масштабную работу по созданию цветной фотолетописи России. Первая мировая война помешала ее дальнейшему развитию. А после революции Прокудин-Горский эмигрировал в Британию, позже переехал во Францию, где стал работать с братьями Люмьер. В 1920-е годы интерес к цвету в фотографии проявляют фотографы двух крупнейших и конкурировавших друг с другом направлений в отечественной фотографии: пикториалисты и модернисты. С середины 1920-х до середины 1930-х они возрождают забытую технику ручной раскраски фотографии. Прежде всего, это Василий Улитин — пикториалист, участник крупнейших международных фотовыставок, награжденный медалями и дипломами в Париже, Лондоне, Берлине, Лос-Анджелесе, Торонто, Токио, Риме, а также Александр Родченко — модернист, основоположник советского фотоавангарда. МАММ — единственный музей, в коллекции которого есть раскрашенные фотографии Александра Родченко. В 1936 году практически одновременно появились цветные фотопленки немецкой компании Agfa и американской компании Kodak. Их широкое распространение и выход на любительский рынок были отложены из-за начала Второй мировой войны. Производство собственной цветной пленки в Советском Союзе было налажено с помощью немецкого трофейного оборудования в 1946 году. До этого цветные фотографии в СССР в единичных экземплярах снимались на немецкую или американскую пленку. До середины 1970-х годов негативная пленка в СССР, позволяющая печатать цветные фотографии, была роскошью, доступной лишь немногим официальным фотографам, работавшим для крупных советских изданий. Ее использовали такие классики советской фотографии, как Владислав Микоша, Георгий Петрусов, Дмитрий Бальтерманц, Всеволод Тарасевич и другие. Все они, так или иначе, были вынуждены следовать канонам социалистического реализма и заниматься постановочным репортажем. Даже натюрморты с фруктами Ивана Шагина в это время несли идеологическую нагрузку и снимались для кулинарных книг, в которых советский человек мог увидеть то, чего не было в голодной послевоенной стране, где еще не отменили карточную систему распределения продуктов. С конца 1950-х годов после развенчания культа личности Сталина во время хрущевской оттепели каноны социалистического реализма стали более мягкими, допуская определенную свободу в эстетике, позволяющую приблизить фотографию к реальности (серия Дмитрия Бальтерманца «Арбатская площадь», 1960). В 1960—1970-е годы в СССР на рынке появилась цветная диапозитивная пленка. В отличие от цветной негативной пленки, которая требовала сложного и дорогостоящего процесса проявления для последующей печати, цветная диапозитивная пленка могла быть проявлена и в домашних условиях. Ею широко пользовались фотолюбители. Фотография в это время становится одним их самых распространенных хобби советских людей. Почти в каждом доме был диапроектор. Домашние проекции с непременным обсуждением снимков были популярной формой досуга. В это же время в СССР возникло неофициальное искусство, важной частью которого была и неофициальная фотография. В 1970-х годах на цветную диапозитивную пленку Борис Михайлов, один из самых известных в мире советских фотографов, снимает серию «Сюзи и другие». Слайд-проекции Бориса Михайлова, создававшиеся для узкого круга друзей и единомышленников, были определенным аналогом квартирных выставок. Цвет в работах Бориса Михайлова используется концептуально, проявляя унылую унифицированность и убогость окружающей жизни. В послевоенные годы жизнь в СССР постепенно налаживалась. Людям снова захотелось заказывать раскрашенные фотопортреты на память. Как правило, их делали «нелегальные» фотографы, так как частные фотоателье, выполнявшие такие заказы со второй половины XIX века, к 1930-м годам были запрещены. Государство получило полную монополию на фотографию. В 1980-х годах Борис Михайлов в серии «Лурики» обращается к эстетике китчевых цветных фотографий «на память». Раскрашивая наивные фотографии, он проявлял и деконструировал природу советских мифов. Мы также включили в экспозицию две серии фотографов-концептуалистов Бориса Михайлова и Александра Слюсарева, относящиеся к 1980-м годам, когда авторы снова, как Александр Родченко в 1920—1930-е годы, пятьдесят лет спустя вносят в фотографию цвет посредством ручной раскраски снимков. Художественные миры Бориса Михайлова и Александра Слюсарева были совершенно разными, но возникают они в одно время в неофициальном советском искусстве, когда эстетика московского концептуализма продолжает развиваться в эпоху постмодернизма.
Огонёк. Жизнь как праздник
Первоцвет. Цвет в советской фотографии